Письмо Владимира Железны Карелу Шварценбергу по поводу Лиссабонского договора

Буквально на днях нижняя палата чешского парламента одобрила Лиссабонский договор. К этому событию своё письмо чешскому МИДу Карлу Шварценбергу приурочил депутат европарламента Владимир Железны. Мы приводим небольшой открывок этого письма. Чешская республика сравнивается с бедным батрачком, а ЕС - с богатой невестой.

Владимир Железны"Уважаемый господин министр,

если уж разговор зашёл о подготовительных документах и Лиссабонском договоре, разрешите мне сделать небольшой комментарий.

В дискуссиях о Лиссабонском договоре я оценил ваше шуточное сравнение с богатой невестой, к которой мы, как бедный батрак, подженились и вдруг уклоняемся от выполнения своих обязательств. Я всё же полагаю, что нужно напомнить, что же всё-таки произошло после бурной свадебной ночи, полной шампанского и феерверка.

Сразу после свадьбы наш батрачок узнает, что во многие комнаты виллы, где живёт богатая невеста, вход всё равно запрещен (запрет на свободное перемещение рабочей силы, запрет свободного предоставления услуг согласно "директиве Болкенштайна" и др.), в то время как другие любовники нашей партнёрши там свободно валяются на постели. И даже если нашему батрачку всё же разрешено посещать кое-какие хорошо обставленные комнаты, то только через унизительную процедуру, в ходе которой ему нужно показать, что он помыл ноги, что у него чистые уши, что он не ел чеснок, и что с утра он побрызгался дезодорантом французского или немецкого производства (право на продление эмбарго на свободное перемещение рабочей силы).

Батрачок хоть и знал, что по брачному договору невеста будет лёгкого поведения, и что потешаться с ней можно будет лишь каждую 25-ю, а позднее и каждую 27-ю ночь (а в остальные ночи невеста будет забавляться с другими), да только подсунули ему совершенно другой брачный договор (Лиссабонский договор), в котором он с удивлением обраружит, что невесту зовут не так, как ту, на которой он женился, и что число ночей, по которым он сможет навещать невесту, будет определяться советом всех любовников. Не предполагал наш батрачок и того, что немецкий любовник сможет проводить с невестой в два раза больше ночей (введение мажоритарной избирательная система в ЕС и увеличение веса голоса Германии с 9% на 18%). Ну, а, когда невеста, наконец-то, попадёт в руки нашего батрачка, окажется, что она напичкана констрацептивами для того, чтобы в результате совместного времяпровождения не появилось чего-нибудь дельного.

Далее наш батрачок увидит, что новый брачный договор определяет порядок исполнения супружеских обязанностей, а именно то, что отдаваться потехам можно только в присутствии других кандидатов, а групповой секс с участием немецкого или французского любовника строго воспрещен (совместное занятия поста председателя, непропорциональное число комиссаров).

Спустя некоторое время наш батрачок обратит внимание на то, что у нового брачного договора есть примечание, которое гласит о том, что во время секса с невестой должна присутствовать и тёща (хартия основных прав ЕС), которая в течение всего акта может давать оценки тому, насколько правильно исполняются супружеские обязанности и ведется совместная жизнь (новые полномочия Европейского Суда в Люксембурге). Более того, тёща имеет право сразу после сексуальной прелюдии выдворить батрачка из комнаты и ко всему прочему заставить заплатить компенсацию другому любовнику, с которым наш батрачок когда-то подрался, и у того остался большой синий фингал под глазом (компенсация судетским немцам за конфискованное имущество, решение вопроса о компенсациях через Европейский Суд).

Обо всём этом наш батрачок узнает лишь тогда, когда с лёгкой руки подпишет документ. И этому деревенскому простаку даже в голову не придёт посоветоваться с юристами. И в самом конце наш батрачок узнает, что по новому договору его в добровольном порядке кастрируют (отмена 62 прав вето членских государств по отношению к решению ЕС в Лиссабонском договоре).

Как долго вы бы смогли остаться в такой роскошной вилле, господин министр?"

______
Владимир Железны